Крупные формы
БЕЛКА И СТРЕЛКА

Видятся то тут, то там тарелки.
Что пришельцы рядом — это факт!
Только мы для них должно быть мелки,
Раз уж не спешат вступать в контакт.
Вроде посылаем им сигналы,
Обещаем дружеский приём,
А они всё прячутся, нахалы,
За багровый неба окаём.
Сознавать, конечно же, печально,
Что для них мы вроде шапито.
Может, мы, ребята, изначально
Что-то всё же сделали не то?
Ну, к примеру, с резвостью кипучей,
Пробуя гигантский сделать шаг,
Первыми (ну так, на всякий случай)
В космос запустили двух собак!
Знать бы, чем грозит нам этот опыт,
Мы б себя иначе повели...
Но по ним составлен фоторобот
Был на обитателей Земли.
Дескать, вот — разумные земляне!
Разнеслось подобием молвы.
От природы с мокрыми носами,
Волосаты с ног до головы...
Что теперь махать-то после драки
Кулаками. Главной из идей
Для пришельцев стала, что собаки
Обошли в развитии людей.
Только вот космические братья,
Упустив логическую нить,
Тщетно бьются, смею полагать я,
Чтобы тех собак разговорить.
Потому и мечутся, бедняги,
За шальными сворами дворняг...
А с неё-то, что возьмёшь, с дворняги?
С ней общаться — форменный напряг.
Псы — ни бе, ни ме, ни кукареку,
Даже норовят, небось, куснуть...
Вот уж гуманойды чешут репу!
Или что у них там? Ну, не суть.
Как им объяснить, инопланетным,
Выбравшим неправильный разбег,
Что по всем понятиям конкретным
Главный на планете — человек!
В общем, мы не тянем на элиту
В их глазах... Иль, что у них там, друг?
И двух сук отправив на орбиту,
Сами под собой срубили сук.


ДЕРЕВЕНСКАЯ ИДИЛЛИЯ

Дом в деревне. Тихий дворик.
Ясный солнечный денёк.
У поленницы топорик
Воткнут в крепенький пенёк.
Куры бесятся от жира.
Дремлет кошка на крыльце.
Облепив кусочек сыра,
Мухи делают це-це.
Ставни. Лестница. Ворота.
Ряд цветастых покрывал.
Так и хочется кого-то
Затащить на сеновал.